«И НЕИЗБЕЖНЫЙ ДИАЛОГ ТВОРЦА И РЕЦЕНЗЕНТА…» (к 110-летию со дня рождения писателя А.Д. Куторкина)

kutorkinНародный писатель республики Андрей Дмитриевич Куторкин является основоположником эпических традиций мордовской национальной прозы.

Он изначально тяготел к большим формам. Целый ряд крупных поэтических и прозаических произведений писатель создал уже в 1930-х годах. Все его дальнейшее творчество развивалось в том же русле.

А.Д. Куторкин постепенно овладевал словом, совершенствовал свой стиль, испытывал большое разнообразие литературных героев, изучал опыт и находки других творцов. И все же в глубинных недрах творческого мышления писателя всегда оставалась самобытность, которая позволила ему  стать оригинальным, цельным, неповторимым и узнаваемым.

А.Д. Куторкину удалось стать отражением своей эпохи: он писал о том, что составляло суть социально-исторического развития его современников. Однако перу писателя принадлежит и целый ряд рецензий, рукописи которых находятся на хранении в Государственном казенном архивном учреждении «Центральный государственный архив Республики Мордовия». Две из них посвящены изучению и оценке произведений мордовского писателя Артура Моро. О них нам и хотелось бы рассказать.

Рецензии А.Д. Куторкина не были адресованы любителям прозы, поэзии и публицистики, они имели конкретное назначение. Критические замечания писателя были необходимы и важны его коллегам по перу, они давали каждому автору «взгляд со стороны».

В общем-то, это и понятно. Именно с такой целью пишутся рецензии, потому что творчество имеет свои закономерности. Когда писатель силой своего воображения создает лирических героев, наделяя их лучшими или негативными характеристиками, он начинает проводить их сквозь тернии  вымышленных судеб. Ведь это он – творец – поворачивает ход событий по своему усмотрению. Все создаваемые образы – управляемы им.

И здесь нередко появляется пристрастное отношение создателя к своему творению. Писатель пишет то с любовью, то с негодованием, и ему так просто отойти от «правды жизни» – от реалистичного изображения бытовых сцен или исторических событий, от объективной оценки возможностей своих персонажей.

В такой ситуации на помощь приходит рецензент, который способен  дать точную оценку творчеству писателя или поэта. Именно по этой причине рецензии представляют собой особый интерес для исследователей: в каждой из них невольно отражаются не только достоинства и недостатки произведений рецензируемого, но и открывается творческая индивидуальность рецензента.

В нашем случае – это писатель А.Д. Куторкин. Читая его критические работы, мы глубже чувствуем его характер и постигаем тайны его творческого мастерства.

Нетрудно заметить, что в своих рецензиях Андрей Дмитриевич  Куторкин придавал большое значение структуре любой книги. Например, разговор о сборнике Артура Моро «Сырнень поколь» («Ком золота») он  начинает именно с характеристики структуры подготовленного издания, указывая на неточности, допущенные при ее формировании.

Рецензент, в частности, обращает внимание на выбор автором  подзаголовка и пишет: «В подзаголовке сборника, составленного из пятидесяти сонетов и одной повести в стихах, мы читаем «морот ды поэмат» («песни и поэмы»), что не отвечает содержанию книги, т.к. надобно написать «сонетт ды стихсэ повесть» («сонеты и повесть в стихах»)». Как видим, Андрей Дмитриевич выступает за конкретику, и его требования вполне справедливы.

С «построения» подготовленного издания А.Д. Куторкин начинает говорить и в другой рецензии на сборник избранных стихотворений Артура Моро. Уже первая фраза рецензента дает представление обо всем, что написано дальше: Куторкин указывает, что сборник избранных стихотворений А. Моро, на момент представления на рецензию, «не имел ни названия, ни оглавления, кроме того – между страницами машинописи встречались вставные неудобочитаемые черновики автора, который чрезвычайно торопился».

Для поэзии весьма важным является работа автора со словом, с умением подобрать рифму и др. Именно на это обращает внимание А.Д. Куторкин, когда выступает в качестве рецензента на стихотворные произведения.

Так, в рецензии на сборник Артура Моро «Сырнень поколь» («Ком золота») А.Д. Куторкин подмечает, что поэт «употребляет одни и те же слова двояко: в одном случае правильно, а в другом – искажая смысл». В подтверждение своих наблюдений рецензент выявляет три наиболее характерных примера.

В рецензии на сборник избранных произведений поэта А.Д. Куторкин тоже ярко демонстрирует  неловкое обращение А. Моро со словом.

Во-первых, он указывает на «искусственность рифмования», которая доводит поэта до «сочинения уродливых (по форме) стихов».

Во-вторых, рецензент подмечает наличие множества примеров, где Артур Моро «в погоне за первой попавшейся рифмой» в итоге получает «искажение смысла» своих стихотворений. Так, он выделяет у стихотворца  поэтические фрагменты, в которых «линяет» детство выпускников; поезда проходят от Москвы «бегом… по тропам», а не по железным дорогам; «колесные шины» причисляются к видам «машин», как «тракторы, жнейки».

«Всем известно, – восклицает рецензент, – что колесные шины – не машины, но на какие метафоры не пойдет поэт, не думающий о читателях». Иными словами, А.Д. Куторкин призывал Артура Моро трепетнее относиться к тем, кто мог взять в руки такую книгу. Именно для людей, для подрастающего поколения должен стараться пишущий. А иначе зачем же создаются романы, рассказы, очерки, пьесы, поэмы, стихи?

И далее… Андрея Дмитриевича буквально возмутила неряшливость поэта, который во имя двух рифм решился на явный смысловой парадокс. В переводе этот отрывок звучит так:

Едет поезд. Едет в коммунизм.

Нашу великую страну пополам.

Что «пополам»? Незавершенной фразе можно было дать разные  толкования.

Даже современному читателю ясно, что в то время разговор о коммунизме представлял большую идеологическую ценность. А поэт, творивший тогда, даже не побеспокоился достаточно поработать над своими строчками.

В этой ситуации рецензент пытался не только пожурить поэта за легкомысленное отношение к поэтическому языку, к собственной книге, которая представляла его избранные, то есть – лучшие произведения, но и предостеречь его от возможных осложнений иного характера.

В-третьих, Андрей Дмитриевич старался убедить поэта, что «дотягивать рифму», изобретая новые слова, следует весьма осторожно. И трудно с ним не согласиться. Любому филологу ясно, что появление неологизмов может быть оправдано только в том случае, если новые слова и выражения  оригинально рождаются и органично врастают в живую речь современников.

Читая рецензии А.Д. Куторкина, невольно замечаешь его желание  преподнести молодым и даже сформировавшимся авторам уроки мастерства. В указанном сборнике Артура Моро «Сырнень поколь» («Ком золота») были представлены сонеты, по крайней мере, автор так создавал их, так видел сам и представлял.

Рецензент Куторкин сразу же подметил: «Известно, что сонет – это стихотворение из 14 строк, состоящих из двух четверостиший и двух трехстиший с особым расположением рифм. Этим требованиям в некоторой степени удовлетворяет по форме первый сонет А. Моро, написанный, правда, без особого расположения рифм в трехстишиях…».

Как видим, рецензент зафиксировал полное несоответствие созданных поэтом произведений избранным классическим формам. Куторкин, постоянно и скрупулезно работавший над своими текстами, осознанно изучавший теоретическую сторону произведений, продемонстрировал поэту Артуру Моро его незнание литературных форм и приемов.

И он прав. Действительно, сонет – вещь тонкая. Создать приличный сонет – по силам только опытному мастеру. Если уж берешься за сложное, то и выполняй при этом все предусмотренные условности. Если не желаешь особенно утруждаться, можно писать и традиционные стихи.

А.Д. Куторкин никогда не боялся смотреть правде в глаза, умел он и предельно откровенно высказывать свои мысли. Вот и в рецензии на сборник Артура Моро «Сырнень поколь» («Ком золота») он не удержался, чтобы не сказать о «поэтическом забвении» поэта, когда тот кое-что пытался заимствовать, например, из Пушкина, но не ссылаться при этом на первоисточник.

А.Д. Куторкин не избегал твердых ноток в своих рецензиях. Начиная с 1928 года, он сам трудно и напряженно работал над романом «Черный столб». Не все получалось у молодого писателя. На его произведение в те годы А. Дорогойченко написал отзыв и отметил в романе «чрезмерный натурализм, намеренно затрудненный синтаксис, не позволяющий легко воспринимать чрезвычайно интересные события, описанные в романе, языковые неряшества, изобилие провинциализмов и диалектизмов, иногда чрезмерное выпячивание сексуальных моментов…».

Андрей Дмитриевич принял все замечания как справедливые и необходимые ему. Он стал предъявлять самые  жесткие требования к себе, много работал не просто упорно, но и скрупулезно. И тогда у него появилась уверенность, что рецензент должен делать существенные замечания, пусть даже в самом требовательном тоне: именно такие замечания настоящего творца могут подтолкнуть к новым открытиям и добросовестному труду над собственными произведениями.

e-mordovia.ru

Запись опубликована в рубрике Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *